Результатов: 10

Синдром гниющей рыбы

Назначение Владимира Гройсмана премьер-министром Украины это прежде всего укрепление власти президента Порошенко. Всерьёз Гройсмана как самостоятельную политическую фигуру до сих пор никто не воспринимает. Именно Порошенко в позапрошлом году вытащил его из Винницы, сделав сначала министром регионального развития, а затем и спикером парламента.

Синдром Шараповой

Когда казалось, что допинг-скандал, заполыхавший в нашем спорте в прошлом году, вроде бы пошёл на убыль, новые раскаты грома прогремели так прогремели. Снят с дистанции лидеров шорт-трекистов Семён Елистратов, пропускает чемпионат мира наша пара фигуристов из-за допинга у Екатерины Бобровой. А в понедельник о своей положительной допинг-пробе лично сообщила Мария Шарапова. У всех этих спортсменов обнаружен мельдоний, внесённый в перечень запрещённых препаратов в начале года.

Синдром Шарли

Встаю я до рассвета, задолго, в три пополуночи, у меня ежеутреннее радио, мне надо; третьего дня я поплёлся в ванную, выронил зубную щётку и заплакал. Вспомнил погибшую в авиакатастрофе Алису Мозгину. Именно её. Ей был годик.Мне всех жаль, всех буквально, простите, что я не стальной, что меня извели эти похоронные крестики, но почему именно эта маленькая девочка (хотя были и другие) — это выше сил моих.Ещё Черчилль писал, что любое обсуждение катастрофы всегда и априори гораздо более страстное, нежели компетентное, но если у тебя башка забита трухой, то имя тебе — ублюдок. При этом в трудовой бумазее ты можешь значиться хоть карикатуристом, хоть артистом, хоть онанистом. — Мой канон — сарказм, — говорит герой моего любимого сериала и часто получает за этот сарказм по морде, ибо сарказм по временам так же уместен, как, например, исполнение нашими фанерными артистами военных песен 9 Мая. Но если «Чай вдвоем» были просто-напросто нелепы, когда пели пронзительнейшую песнь Высоцкого «Он не вернулся из боя», то французских карикатуристов хочется избить смертным боем и окунуть в чан с кипящей смолой.У многих людишек есть глубинная потребность злорадствовать по поводу всего и вся. Нельзя, конечно, скорбеть по принуждению. Я переполнен состраданием, у кого-то его нет напрочь, все по-разному устроены, но теперь всё больше и больше людишек не хотят «приносить минимальную дань общечеловеческим приличиям».Хотя бы сымитировать соболезнование.Этот типаж описан у Достоевского: «Свету ли провалиться, или вот мне чаю не пить». Но если у эсхатологического гения Федора Михайловича чёрствый персонаж всё же стесняется этого своего «Весь свет сейчас же за копейку продам», то из Франции мне прямо говорят: пошёл ты, Отарик, со своими рыданиями на…У меня был, кстати, знакомый карикатурист (тот ещё придурок), любил выпить и порассуждать об особой оптике художника, суть которой в том, что человеческие жертвоприношения — топливо для цивилизации. И всякий раз, когда он «давал натурального Байрона в чёрном плаще», мы его… ну как это… наказывали. Потому что люди не должны погибать.Алиса Мозгина и все пассажиры А321 должны были жить, а карикатуры — это дерьмо не только от нехватки доброты, а еще от катастрофического отсутствия разумения, что за какой-то чертой порок окончательно сожрёт добродетель.Прощай, Алиса.Будь проклята ваша цивилизация.

Донбасский синдром сделал украинцев легкой добычей для вербовщиков ИГ

На фоне относительной стабилизации обстановки в Донбассе Украина столкнулась с новой угрозой: в стране неуклонно растет число завербованных в ИГИЛ*. Проблема все чаще оказывается объектом исследования украинских СМИ, однако официальных данных о количестве граждан, которые присоединились к экстремистам, ни одно уполномоченное ведомство не приводит. При этом сами журналисты заявляют о десятках тысяч человек.

«Донбасский синдром» толкает ветеранов АТО на преступления

Александр Кревенко демобилизовался из горячей точки юго-востока Украины всего несколько недель назад. На войну он пошел добровольно, серьезные ранения обошли его стороной, вот только теперь взрослый мужчина страдает значительными нарушениями сна. По ночам ему снится Дебальцевский котел, в существование которого не верил президент Петр Порошенко.